Восковая персона



Пфанцельт Лукас Конрад.
Портрет архитектора Бартоломео Франческо Растрелли.

1750 - 1760-е гг., xолст, масло,73х62 см
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Сразу после смерти Петра Первого скульптор Бартоломео Карло Растрелли вылепил жутковатую на вид так называемую «восковую персону», или, как тогда говорили, «автомат Петра» с натуральными, Петровыми волосами и в его собственной одежде.

Идея воскового портрета императора будто бы пришла Петру в голову ещё при жизни. Речь шла о статуе сидящего в кресле императора. Современники передают слова, сказанные Петром: «Хоть фигура сия после кончины посидит спокойно».

Первоначально «восковая персона» хранилась в Кунсткамере, и этот Пётр, казавшийся многим ожившим призраком императора, ещё долго наводил ужас на своих бывших «птенцов».

Писатель Юрий Тынянов изобразил встречу генерал – прокурора Павла Ягужинского с царским чучелом: «Влетев в портретную, Ягужинский остановился, шатнулся и вдруг пожелтел. И, сняв шляпу, он стал подходить. Тогда зашипело и заурчало, как в часах перед боем, и, сотрясшись, воск встал, мало склонив голову, и сделал ему благоволение рукой, как будто сказал: «Здравствуй». Этого генерал – прокурор не ожидал. И, отступя, он растерялся, поклонился нетвёрдо и зашёл влево. И воск повернулся тогда на длинных и слабых ногах, которые сидели столько времени и отмерли, - голова откинулась, а рука протянулась и указала на дверь: «Вон». И Павел Ягужинский стал говорить, и он стал жаловаться. И воск, склонив голову в жёстких Петровых волосах, слушал Ягужинского. И Ягужинский отступил. Тогда воск упал на кресло со стуком, голова откинулась и руки повисли. Подошёл Яков, шестипалый, и сложил эти слабые руки на локотники».

 


«назад